213.182.187.3  порт 6666



 

  Multimedia || Video || SamAudio || SamCatalog || SamCatalogNews || WinampSkin

Eloy  
 

Состав исходный: Frank Bornemann (vocals, guitars), Manfred Wieczorke (keyboards), Wolfgang Stoker (bass), Helmut Drant (drums).

1973: Борнеманн, Визорк, Luitjen janssen (bass), Fritz Randow (drums).

1975: Те же плюс пятый участник Detlew Schwaar (guitars).

1976: Борнеманн, Detlew Schmidtchen (keyboards), Klaus-Peter Matziol (bass), Jurgen Rosenthal (drums).

1980: Борнеманн, Маттиол, Hannes Folberth (keyboards), Hannes Arkona (guitars), Jim McGillivray (drums).

1982: вместо МакГилливрэя в состав возвращается старый ударник Рандов.

1988: альбом записывают двое: Борнеманн и Michael Gerlach (keyboards, bass, drums).

1992: Борнеманн, Герлах плюс "свободный" ударник Niko Baretta.

1994: снова вчетвером: Борнеманн, Герлах, Баретта, и возвращается басист Маттиол.

Ансамбль из высшей лиги арт-рока. Лучшая группа Германии. След в след, фактически не уступая, шла за Genesis, Yes, Pink Floyd, Van Der Graaf, Jethro Tull. Творчество в целом не менее значительно, чем Kansas, Rush, Camel, ELP, Gentle Giant. Стилистически расположена где-то посредине между Yes и Pink Floyd с их авангардно-астральным арт-роком, с одной стороны, и Jethro Tull и Genesis, приверженными классическому наследию, с другой.

Проигрывают монстрам только первые три альбома группы. Длинные и эпические композиции перегружены аранжировками, для удачного воплощения которых музыкантам не хватает техники. Впрочем, если заглянуть в дебютные программы тех же Yes, откроется та же картина, но то был конец 60-х - заря арт-рока, и не было такого числа конкурентов. Дебют же Eloy пришелся на время самого расцвета жанра, поэтому их раннее творчество до поры до времени оставалось вне поля зрения.

С приходом второго гитариста Шваара в 1975 году, который отлично играл на классической акустической гитаре, качество музыки резко шагнуло вверх, и получился уже полновесный арт-проект высшей категории. Однако международное признание, в первую очередь в Британии, пришло с выходом диска "Рассвет" (1976). На передний план саунда вышли мощные клавишные, настроенные на скрипично-оркесгровое звучание, что стало новым словом в развитии арт-рока. У Eloy с самого начала не было музыкальных аналогов среди других коллективов жанра, то есть было свое Лицо. Если в начале творчества группы оно выглядело как угловатое лицо еще не сформировавшегося подростка, то с середины 70-х "гадкий утенок превратился в прекрасного лебедя". И сейчас, когда большинство старых "монстров" свои лучшие программы уже отыграли, такие коллективы как Eloy, Kansas и Rush стали выходить на первый план. Дальнейшее развитие арт-рок, зарожденный в Англии, получил, в первую очередь, в США, Германии и Канаде.

Вслед за альбомом 1977 года, закрепившим выбранное в 1976 году направление в сторону эпических длинных композиций с клавишно-оркестровым напором, вышел диск, ставший эпохальным в истории группы и шедевром рок-музыки в целом. Здесь музыканты подошли к творческому пику: весь альбом искрится вдохновением, все инструментальные партии аранжированы и сыграны на высочайшем уровне, разыгрался на соло-гитаре Борнеманн, да и вокал его, что бы ни говорили оппоненты, просто великолепен. Тот факт, что англичане стали первой страной, на ура воспринявшей группу Неанглоязычную, не нам, славянам, оспаривать (кстати, сегодня именно Британия переиздает на CD львиную долю дискографии Eloy).

Характерными также для диска "Тихие крики и громоподобное эхо" стали отчетливо выделяемые красивейшие органные мелодии. Все тексты Eloy того периода подчинены теме так называемого "планетарного мистицизма", разработанного Pink Floyd. Вообще, германцев можно рассматривать как наиболее талантливых последователей раннего флойдовского творчества. Причем уже в 80-е годы они обошли своих уставших учителей.

Лирику периода 1976-79, принесшего Eloy международное признание, целиком сочинял ударник Юрген Розенталь, по профессии учитель английского. И когда он покинул группу, Борнеманн, уже давно интенсивно занимавшийся развитием своею словарного запаса, еще не был готов к тому, чтобы профессионально писать стихи. Группе пришлось не просто искать ударника, но ударника, пишущего на английском тексты философского характера. Вдвойне осложненная проблема (барабанщики вообще редко занимаются сочинительством, работа другая - чисто физическая) решилась неожиданно быстро при помощи шотландского профессионального поэта Джима Макгилливрэя, который, к тому же, был барабанщиком-любителем, но высокопрофессионального уровня. А не играл он в рок-группах ни до Eloy, ни после, по состоянию здоровья: ему вредны были частые гастроли и переезды, да и денег на житие-бытие хватало. И пока "добирал" свой английский Борнеманн, МакГилливрэй помог в студии записать группе два превосходных альбома с отменными текстами (о работе ударника-любителя(!) судите сами).

Тем временем, состав изменился значительно, и новые музыканты (а в Eloy творчество всегда было достаточно коллективным) привнесли в звучание новые же элементы. Диск "Краски" был впервые продан рекордным тиражом, превысившим в Европе платиновый статус, и получил от своей фирмы EMI значок "Fame" ("Слава"). Несомненно, самый яркий и мелодичный, он, однако, слегка изменил уже сформированному "фирменному" саунду группы в результате значительного утяжеления гитарных риффов на фоне прежних клавишных структур. И если предыдущий альбом разделил лидерство в жанре с Флойдовской "Стеной" и "Опасными деньгами" UK (см.), то с "Colours" в 80-м мог конкурировать разве что Джетроталловский "А".

Диск 81-го года целиком восстановил фирменное звучание Eloy и стал в музыкальном плане как бы продолжением линии диска 1979 года: они похожи как братья и в качественном отношении. Однако, в текстовой концепции новый проект был запланирован как первая часть дилогии. Вторая часть ее разместилась на альбоме "Развернуть время". Он также выдержан в стабильном Элоевском русле, как и "Краски" получил 'Fame', но в основном благодаря хиту, одноименному с названием альбома. Снова самая примитивная вещь с куплетом-припевом "потрясла" массы. Музыка этого альбома на порядок слабее всех предыдущих, кроме дебютного, а приглашение на поздне-Флойдовский манер большого количества подпевающих девиц привело к тому, что критики стали обвинять немцев в подражании. Но опьяненные коммерческим успехом, музыканты очередной диск выдали в подобном ключе, и он уже ничего не получил. Тексты обеих программ написаны Борнеманном.

Было очень приятно после всего этого услышать альбом "Метромания" (1984) о некой фантастической стране, по которой тоскует звездный скиталец. Музыканты словно разозлились на самих себя и выплеснули на пластинку мощный энергетический потенциал. Тяжеленный, чуть ли не забойный арт-прогрессив, к счастью, не разрушил "фирменной" структуры музыки. Диск оказался не только в ряду шедевров группы, но и стал новым словом в приостановившемся развитии арт-рока. Однако к этому времени интерес к этому жанру снизился до неприличия, и такие Мастера, как Genesis, Yes и Jethro Tull уже исполняли высокого качества поп-рок. Таким образом, шедевр "Метромании" остался без должного внимания, и одна из очень немногих знаменитых арт-групп, не пожелавших идти на поводу у моды, распалась.

В 1985 году Борнеманн, Аркона и Маттиол попробовали организовать новый проект с уклоном в индийскую музыку, но ничего не вышло. И лишь три года спустя Борнеманн возродил Eloy. Так как эта группа всегда была более студийной, нежели гастрольной, Франк обошелся лишь помощью своего нового друга мультиинструменталиста Михеля Герлаха и техническими возможностями современной студии. Диск, названный именем египетского Бога Солнца, при всей своей красоте, был все-таки попыткой повторить успех Yesoвcкoro альбома 1983 года: был очевиден и музыкальный, и вокальный ориентир. Правда, удивил факт капитального роста Борнеманна как певца, не говоря уже о том, что исчезли даже намеки на акцент. И, как следствие недостаточной искренности, снова большая пауза.

К чести ансамбля, нашлись силы не только вернуть себе былую славу, но и даже расширить число своих поклонников. В начале 90-х Борнеманн и Гёрлах словно обрели второе дыхание, оставаясь верными арт-року. Будто они просто переждали кризис, тогда как другие пополнили и без того раздутые штаты поп-исполнителей. И когда интерес к прогрессивной музыке стал возрождаться, Eloy выстрелили еще одним шедевром в 1992 году. В годы, когда развитием классического арта успешно занимается лишь нестареющий Peter Hammill (Van Der Graaf), а такие коллективы как Magellan и Shadowland только начинают поднимать головы, альбом "Destination" получил даже больший резонанс, чем стилистически ему близкий диск Camel "Stationary traveller" (1984). Не столь "завернутый", как творчество Хэммилла, этот проект снова оказался столь необходимой сейчас для молодого поколения меломанов "ступенью" к глубокому арт-року и классике. Фан-клуб группы, молчавший много лет, завалили письмами восторга. Новый саунд ансамбля пришелся настолько по душе тысячам любителей арт-рока, что, идя навстречу их пожеланиям, группа при помощи своих старых друзей из состава 1982-84 годов и новых студийных возможностей переписала и выпустила в виде "двойного" сборника наиболее известные свои ранние произведения.

Нововведение поздних Eloy завершать теперь альбомы длинными эпическими вещами с привлечением классического хора (и мужского, и женского) говорит о том, что собрались музыканты не для того, чтобы, пережевывая прошлые достижения, стать пародией на самих себя. И в 1992-м, и в 1994-м эти полотна Борнеманн посвятил Жанне Д'Арк, выдержаны они в исключительно английском стиле: так бы, возможно, сегодня звучал Rick Wakeman, если бы у него хватило мозгов повторить атмосферу "Короля Артура" ...


©  2002 НП "Общественная Компьютерная Сеть" mkoff@mail.ru